fbpx

КЛУЦИС Густав Густавович

КЛУЦИС Густав Густавович

04.01.1895, Руйиена, Латвия
26.02.1938, Москва, РСФСР, СССР

Как и у И. И. Леонидова, детские годы Г. Г. Клуциса связаны с лесом. Его отец — рабочий лесной артели. Стремление к занятиям живописью укрепилось с детства. Это и определило направленность его «многоступенчатого», прерываемого обстоятельствами жизни обучения. К 20 годам он закончил Рижскую художественную школу и в том же 1915 г. был призван в армию. Перипетии воинской службы привели его сначала в Петроград, а затем в Москву. Занятия живописью по возможности не прерывал, урывками посещая рисовальные и живописные классы. В частности, брал уроки в Студии живописи и рисования И. И. Машкова. Накопленный опыт работы в живописи позволил ему в сентябре 1918 г. принять участие в художественной выставке (9-го латышского стрелкового полка). Выставка, однако, проходила на территории Московского Кремля, была замечена и вошла в историю.

Этой же осенью поступил учиться в СВОМАС — Государственные свободные художественные мастерские и последовательно работал в мастерских К. А. Коровина, К. С. Малевича и Н. А. Певзнера. В октябре 1921 г. он завершил (впервые ставший систематическим) этап своего обучения живописи. Понимая значение серьезного, методически цельного образования, он включился в работу по выработке методики обучения во ВХУТЕМАСе. Клуцис с товарищами-единомышленниками пытался создать программу для «мастерской революции», в которой могли бы получить достаточно серьезное образование начинающие художники-пролеткультовцы.

Конструкция 1920-1921

Осмысление возможности воспитания будущих художников, акцентирующих творчество на проблемах современности, а точнее — на динамично развивающейся (меняющейся) повседневности, основывалось у Густава Клуциса на неистребимой, как стало понятно в связи с дальнейшими «извивами» его жизни и творческой судьбы, потребности сводить воедино все нововведения своего времени, доступные ему (будь то научные, технологические или принадлежащие различным видам искусства.) Для более глубокого понимания процессов, суммарно формирующих современное (нам) творческое начало в архитектуре, наследие Г. Г. Клуциса становится все более актуальным и потому — востребованным. Как и К. С. Малевич (раньше), А. М. Ган (позднее), художник Клуцис все более основательно начинает восприниматься как архитектор Клуцис, занимая только ему обоснованно принадлежащее место в кругу имен, необходимых для понимания закономерностей архитектонического мышления в ХХ в. и его перспективы для дальнейшего.

«Аксонометрическая живопись» (1920), «Динамический город» (1919), многочисленные эксперименты с рисунками конструкций, реализованных им в технике автолитографий, завершают первый этап его самостоятельного графического и живописного творчества, зафиксированный на выставках УНОВИСа (декабрь 1921) и совместной с Н. Б. Габо и Н. А. Певзнером персональной выставке (август 1920). На последней был представлен подготовленный ими «Реалистический манифест», содержание которого, так же как и у Малевича, было ориентировано на развитие в дальнейшем искусства архитектуры. Такому миропониманию способствовало и то, что еще в 1918 г. Клуцис сосредоточился на осмыслении технологических возможностей фотомонтажа, пытаясь на практике нащупать перспективы развития монтажной культуры. Клуцис уже в это время собирал воедино возможности различных направлений ориентированного на перспективу искусства: футуризм, конструктивизм, супрематизм… находя внятно очерченное для каждого из них место в системе «конструируемой» им пространственной целостности. Художник сумел сформировать авторскую «траекторию» прорыва из «плоскости в пространство». Г. Г. Клуцис ощутил потребность обобщить творческий опыт первого этапа «жизни в искусстве» в рукописи «Право на эксперимент». Выполненная им в 1927 г. обложка к книге А. Е. Крученых «Четыре фонетических романа: продукция № 142» — попытка передать через синтез архитектуры и музыки, с одной стороны, образ понятия четырехмерности (пространство — время), а с другой — понятие «узла», искомого в те годы стилеобразующего приема Нового архитектонически настроенного искусства. (Уместно вспомнить, что И. И. Леонидов в том же году создал ставший дипломным во ВХУТЕМАСе проект Института библиотековедения.) Вкупе с плакатом «Страна должна знать своих героев» (1931) эти работы Клуциса показывают его сосредоточенное внимание на пространственных «небоскребах» («четырехкоординатный небоскреб» — по его определению), олицетворяющих его понимание сути и образа стремления к совершенству.

Четырехосный небоскреб.

Обложка книги А.Е. Крученых

В оставшиеся семь лет жизни до ареста по навету и гибели (реабилитирован в 1956) Клуцис много работал над проектированием художественного оформления разнообразных по тематике, в основном зарубежных выставок и формированием праздничной городской среды к особо торжественным государственным датам. И в той и в другой реализации творческих усилий ощутимо проявлялось его редкое восприятие градоустроительной целостности, что делало его активно востребованным и в эти годы. Многомерное творческое наследие Г. Г. Клуциса ждет внимательного исследователя, который сумеет в полной мере осмыслить и включить его в круг научного знания по истории отечественной архитектуры Новейшего времени.

Ю. П. Волчок
Литература

Огинская Л. Ю. Густав Клуцис. М.: Советский художник, 1981. 200 с.

Аксенкин А., Андреева Н. Г. Клуцис. Право на эксперимент. Мастерская человеческих воскрешений. Выставка на антресоли: Каталог. М., 1996. 16 с.

Густав Клуцис. Валентина Кулагина. Плакат. Книжная графика. Журнальная графика. Газетный фотомонтаж. 1922–1937: Каталог / Сост. А. Морозов, А. Снопков, А. Шклярук. М.: Контакт-Культура, 2010. 280 с.

Хан-Магомедов С. О. Густав Клуцис. М.: С. Э. Гордеев, 2011. 160 с.

Деркусова И. Клуцис Густав Густавович / Энц. рус. авангарда. Т. 1: А–К. Биографии. М., 2013. С. 416– 418.

© Московский архитектурный институт (государственная академия)

© Коллектив авторов, 2019

© Издательский дом Руденцовых


© Все права сохранены

При перепечатке материалов ссылка на сайт обязательна