fbpx

Вечный Огонь Победы. Николай Николаевич Уллас – легенда и достояние МАРХИ

Вечный Огонь Победы. Николай Николаевич Уллас – легенда и достояние МАРХИ

О своем учителе Николае Николаевиче Улласе вспоминает профессор кафедры «Ландшафтная архитектура» Московского архитектурного института Максимов Олег Григорьевич:

«Уллас Николай Николаевич (1914-2009 гг.) – Народный архитектор СССР, Заслуженный строитель РСФСР, 57 лет своей чрезвычайно яркой, насыщенной и разносторонней творческой деятельности посвятил Московскому архитектурному институту, одновременно занимаясь и проектной, и административной работой. Автору этих воспоминаний посчастливилось быть его учеником,  а в дальнейшем и принимать участие в разработке заказных конкурсных проектов центров крупных городов под его руководством.

Шли годы «хрущевской оттепели», относительной свободы, надежд и вдохновения. Студенческой группе № 6 факультета «Градостроительство» с составом преподавателей всегда везло чрезвычайно. Иначе быть и не могло, поскольку преподавательский состав тогда, в некоторой своей части, включал воспитанников ВХУТЕМАСа, в глубине души не утративших его творческого духа. Профессоры М.А. Туркус, В.В. Бабуров, К.Н. Афанасьев, Н.Х. Поляков, В.В. Кратюк, Л.С. Залесская поочередно сменяли друг друга, зарождая, каждый по своему,  творческие начала в сознании студентов. Да и сам этот курс выпуска шестидесятых годов, в дальнейшем обозначил себя примечательными лицами – Сергей Бархин, Михаил Аникст, Алексей Козлов, Андрей Ефимов, а Борис Еремин и Михаил Кудрявцев (Боб и Кудря) вообще были мои одногруппниками и друзьями. Но вот на шестом дипломном курсе обучения произошло нечто неординарное – руководителем дипломного проекта был назначен Николай Николаевич Уллас, до этого нам неведомый. Группы были большие, по 30 и более человек и делились на дипломе  на подгруппы. Каждую подгруппу вел один педагог. Я попал в подгруппу Николая Николаевича и был сначала непривычно ошеломлён, но  это время всегда вспоминаю с восторгом. Не повторяется, не повторяется такое никогда!

Нужно заметить, что он был учеником Н.А. Ладовского, Н.Я. Колли и Н.Х. Полякова, и эти три Николая оказали на него сильное влияние, особенно Н.А. Ладовский, с которым он продолжал общение вплоть до 1941 года, года кончины Н.А. Ладовского. Его теория динамично развивающегося города по схеме параболы, разрыва исторически сложившейся радиальной структуры повлияла на формирование градостроительных концепций Николая Николаевича. Это без труда обнаруживается в генплане Москвы 1971 года, в разработке которого он принял деятельное участие, в заложенном тогда освоении территорий Юго-Западного направления Москвы. Уже тогда это было сверхактуально, и поэтому тема дипломного проекта была ясна – проект планировки и застройки территории Юго-Западной части Москвы – района Ясенево.

Николай Николаевич был в непрерывном движении, всегда вихрем врывался в аудиторию, стремительно, неожиданно – «лик его ужасен, движенья быстры, он прекрасен» (© наше всё). Эскизировали на кальке углем, макетировали эглином. К консультациям с ним надо было готовиться, убирая лишнее, иначе тушь опрокидывалась, калька рвалась, карандаши ломались. Консультировал захватывающе, долго, громко, речь тороплива, но не хаотична, движения резки, критика основательна, много звучало воспоминаний, сравнений, неожиданных оборотов («глаз вопиющего в пустыне», «что молчите, как рыба об лёд?»). Собиралась группа наблюдателей, что профессора ещё более стимулировало, и подчас он уже обращался к ним.  Консультация переходила в лекцию. Он порождал активное, страстное, действенное отношение к себе. Опыт общения с ним бесценен, он насыщен фактами действительности с  непременной оценкой событий.

В следующий раз  новый эскиз опять подвергался мощной критике с анализом, личной демонстрацией изобретательного эскизирования карандашом, «пушкой», углем по кальке, раскладом застройки и пр. Потом третий раз, четвертый, пятый … так студент пропитывался знаниями, навыками, профессиональными компетенциями. Он был требователен, строг, участвовал во всех защитах проектов, мог и утопить работу студента, но и поддержать вдруг неудачный проект так, что у самого автора появлялся блеск  глаз, разворачивались плечи, ощущалось осознание собственной значимости. Влияние Николая Николаевича было неоспоримо. По словам известного архитектора Алексея Кротова он учил градостроительству, а не урбанизму, столь сейчас проповедуемому.

Тогда мы и не ведали, что Николай Николаевич был мобилизован осенью 1941 года, участвовал в освобождении Северного Кавказа, Украины, Румынии, Югославии, Венгрии, Австрии. Командовал отдельным пограничным батальоном. Награжден двумя орденами Красной Звезды и медалями за освобождение Белграда, Будапешта, Вены. Четыре ранения, два тяжелых. Войну закончил в Вене в звании инженер-майора.

Весьма примечателен перечень его творческих работ, среди которых (в составе авторского коллектива): Генплан Юго-Западной территории Москвы; Планировка и застройка Фрунзенской набережной и Комсомольского проспекта; Планировка района МГУ; Центральный стадион в Лужниках; Генеральный план Москвы 1971 года и др.  С 1961 по 1971 гг. – Заместитель начальника ГлавАПУ Москвы, профессор с 1967 г., с 1971 по 1982 гг. заведующий кафедрой «Градостроительство» МАРХИ.

Эти воспоминания о профессоре Николае Николаевиче Улласе охватывают лишь мой студенческий и аспирантский жизненный период. Они, конечно, фрагментарны и скорее эмоциональны. Но раздумья о том периоде и общении с Николаем Николаевичем не могут не обогащать нас его опытом активно-творческой жизни, который вызывает тот или иной эмоциональный отклик,  являясь для нас незаменимой жизненной школой».