fbpx

Рационализм, рацио-архитектура, «формализм»

Рационализм, рацио-архитектура, «формализм»

к столетию творческого течения в советском архитектурном авангарде

Архитекторы – приверженцы рационализма уделяли большое внимание художественной форме, изучению и созданию художественных закономерностей построения отвлечённых форм с учётом психофизиологических механизмов восприятия. Отсюда и «рацио-», и самоназвание «формализм» как приоритет формопостроения.

В основу творчества рационалистов  была положена концепция формообразования Н. Ладовского. Становление лидеров течения – Н. Ладовского, В. Кринского, Н.В. Докучаева и ряда других – происходило в условиях смены стилевых течений в русской архитектуре конца XIX – начала XX века, когда модерн быстро уступает место нарождающейся неоклассике 1910-х. Концепция рационализма формировалась в творческих объединениях, способствовавших и консолидации его приверженцев, – Синскульптархе (1919), Живскульптархе (1919–1920), архитектурной группе Инхука (1921–1922), Обмасе Вхутемаса (1920–1923), АСНОВА (1923–1932).

Созданная в мае 1919 года Комиссия по разработке вопросов скульптурно-архитектурного синтеза (Синскульптарх) стала одним из первых центров взаимодействия архитекторов с «новыми» течениями изобразительного искусства. Возглавил комиссию скульптор Б. Королев, в неё вошли семь архитекторов: С. Домбровский, Н. Исцеленов, В. Кринский, Н. Ладовский, Я. Райх, А. Рухлядев, В. Фридман. Позже в неё вошли и живописцы А. Родченко и А. Шевченко, затем архитектор Г. Мапу. Дискуссии в комиссии были ориентированы на разработку концепции новой формы.

Развитие процессов поиска и выявления живописно-скуптурно-архитектурного синтеза привело к реорганизации Синскульптарха в Живскульптарх, который С.О. Хан-Магомедов назвал

«первой организацией сторонников авангарда» [1].

Выявление художественных принципов отвлечённой формы породило интерес рационалистов к левому изобразительному искусству (К. Малевича, В. Татлина). В 1920  Ладовский сформулировал своё  понимание пространства в архитектуре: «Пространство, а не камень материал архитектуры». Разработка идей и принципов рационализма сопровождалась графическими поисками образов новой архитектуры (проекты Храма общения народа и Коммунального дома. 1919–1920 и другие). Будучи представлены на выставках в Москве в 1920 году (работы Живскульптарха), в Берлине в 1922 работы Б. Королёва, В. Кринского, Г. Мапу, А. Родченко, А. Шевченко были восприняты как оригинальные новые формы архитектуры.

В статье «Революция в архитектуре» (1927) Ладовский оценил выставку членов Живскульптарха 1920 года (Ладовского, Н. Исцелёнова, Родченко и других) «как взрыв всех основ», послуживший введению в преподавание психоаналитического метода и в целом рационалистического взгляда на архитектуру. Впервые  основополагающие принципы рационализма – повышенное внимание к проблемам пространства и психологии, восприятия – были сформулированы в программе Рабочей группы архитекторов Инхука. Московский институт художественной культуры (Инхук) был преобразован в 1920 году из возникшего в том же году Совета мастеров художников-живописцев и объединял представителей различных видов искусств. Рабочая группа архитекторов начала свою деятельность в марте 1921 года.

В конце 1922 года Н. Ладовский предложил членам Рабочей группы архитекторов для проектирования тему «небоскрёба» – здания высшего совета народного хозяйства (ВСНХ). Проект В.Ф. Кринского, который он разрабатывал в 1922–1923 годах, стал в полной мере этапным произведением своего времени. Сам автор в воспоминаниях писал о проекте:

«Одна строка из стихотворения Маяковского крепко запомнилась мне, и пафос её, можно сказать, определил направление работы: «Шарахнем в небо железо-бетон»».

Здание ВСНХ. Проект. Архитектор В. Крицкий
Здание ВСНХ. Проект. Архитектор В. Крицкий

Небоскрёб В. Кринского представлял собой многофункциональное трёхъярусное здание, композиционное решение которого было построено на выраженном вертикальном ритме: ярусы уменьшались по высоте, членения окон резко менялись: от крупных на нижнем до самых мелких – на верхнем ярусе гостиницы. В основе художественного построения здания был железобетонный каркас.

Следующим шагом в становлении рационализма стало создание Объединённых левых мастерских (Обмас) Вхутемаса (1920–1923), соединивших процессы развития рационализма в архитектурной практике с учебно-методической деятельностью Вхутемаса. Наряду с разработкой нового метода обучения, включая пропедевтические курсы, и прежде всего дисциплину «Пространство», вырабатывались концепция рационализма, приёмы и средства выразительности архитектурной композиции. Ладовским был введён макетный метод проектирования, что способствовало формированию представлений об объёмно-пространственной композиции здания в целом, развитию пространственного воображения и становлению пластической культуры у студентов. Новая методика преподавания сочетала «отвлечённые» и «производственные» задания для конкретного объекта.

Ладовский последовательно вводил в обучение свой психоаналитический метод, отказавшись от традиционного соотношения конкретного и абстрактного. Поставив на первом этапе «абстрактное» в основу обучения, он добивался развития у студентов механизмов мышления и воображения, овладения ими образными и логическими моделями. Старшекурсники же разрабатывали проект по конкретным «производственным» заданиям: «кузница», «зернохранилище», «башня для производства щёлока».

В 1923 году архитекторы-рационалисты (Н. Ладовский, Н. Докучаев, В. Кринский, А. Рухлядев, А. Ефимов, В.Фидман, С. Мочалов, В. Балихин) учредили Ассоциацию новых архитекторов  (АСНОВА). В 1923 году вышел единственный номер «Известия АСНОВА» с лозунгами и информацией о её деятельности. Статьи рационалистов публиковались в журналах «Строительство Москвы», «Строительная промышленность», «Советское искусство» и других. АСНОВА принимает участие в архитектурных конкурсах и заказном проектировании («Международный красный стадион». 1924; жилой комплекс на Шаболовке. 1927–1928).

В 1927 году по предложению Ладовского была создана Архитектурная научно-исследовательская лаборатория. Психотехническая лаборатория Вхутеина (1927–1929) стала центром инструментальных и теоретических исследований психологии восприятия формы и пространства. Ладовский использовал научные методы для создания образа новой архитектуры, что обеспечило некую вневременность выявленных им фундаментальных проблем формообразования, открытость и жизнеспособность концепции рационализма на последующих этапах истории архитектуры. При этом мастер умело сочетал научные исследования с творческой интуицией зодчего.

План реконструкции Москвы («Парабола»). 1930-е гг. Архитектор Н. А. Ладовский и другие. 1 – промышленная зона; 2 – жилая территория; 3 – направление развития центра города.

В конце 1920-х – начале 1930-х годов рационализм ярко проявляет себя в градостроительстве (дипломные проекты Вхутеина; Г. Крутиков. «Летающий город». 1928; В. Лавров. «Новый город. Город-линия». 1928; Л. Залесская «парк культуры и отдыха». 1929; экспериментальный проект В. Калмыкова «Город-кольцо. «Сатурний». 1929). В 1928 году Ладовский создаёт объединение архитекторов-урбанистов (АРУ), где разрабатывает оригинальную концепцию динамически развивающегося города («парабола», «город-ракета». 1929, 1930), применённую им в предложениях по реконструкции планировочной структуры Москвы (Большая Москва. 1929; Новая Москва. 1932).  Предложенные концепции раскрывали позиции Н. Ладовского, опубликованные в декларации АРУ (1929):

«Существенный признак, определяющий характер современного города – это интенсивный рост его динамики».

Ладовский писал также:

«Понятие роста города не может быть сведено к простому механическому увеличению территории, ширины проездов, этажности и т.п. Рост надо понимать как органический… Органическим же ростом города нужно назвать такой, который при росте целого обеспечивает рост отдельных его различно действующих частей – органов, объединённых в пространственно-временную экономическую систему… Центром города должна быть не статическая точка, а динамическая линия – ось»

В начале 1930-х годов, после периода концентрации на научной и педагогической деятельности, рационализм демонстрирует свои возможности в самых разных  сферах проектирования, однако кардинальные изменения стилевой направленности советской архитектуры исключили реализацию рационалистических принципов и его теоретических разработок в практике строительства.

«По мере выявления, изучения и введения в научный обиход материалов по рационализму становится всё более ясным, что в формировании советской архитектуры 1920-х годов это творческое течение было не менее важным (а возможно, потенциально и более перспективным) по сравнению с конструктивизмом».

Разработанные рационалистами методы и методика изучения архитектурной композиции, закономерности формирования пространства прочно вошли в методический арсенал архитектурных школ в ХХ веке и продолжают развиваться в начавшемся новом столетии.

[1] Все цитаты см.: Хан-Магомедов, С.О. Рационализм – «формализм». – М., 2007. С.12, 100, 128, 160-168, 383, 386.

Литература

Известия Ассоциации новых архитекторов. – М., 1926.

Хан-Магомедов, С.О. Н. Ладовский. – М., 1984.

Иконников, А.В. Архитектура ХХ века. Утопии и реальность. В 2 тт. Т. 1 – М., 2001.

Хан-Магомедов, С.О. Рационализм – «формализм». – М., 2007.

Хан-Магомедов, С.О. Владимир Кринский. – М., 2008.

Есаулов Г.В.  Рационализм // Энциклопедия русского авангарда. Т.3. Кн. 2. – М., 2014. – С. 169–170.

© Московский архитектурный институт (государственная академия)

© Коллектив авторов, 2019

© Издательский дом Руденцовых


© Все права сохранены

При перепечатке материалов ссылка на сайт обязательна